Елизавета Алексеевна Арсеньева (бабушка Лермонтова)

 

Елизавета Алексеевна Арсеньева – бабушка  по материнской линии известного поэта Михаила Юрьевича Лермонтова – женщина удивительная, сочетавшая в себе властность помещицы и трогательную любовь матери, бабушки.  Елизавета Алексеевна был умная женщина.  Историки и биографы назвали Арсеньеву «самой знаменитой бабушкой русской литературы».

Семья

Елизавета Алексеевна принадлежала к известному дворянскому роду Столыпиных, чьи корни уходили в  XVI век.   Столыпины отличались независимостью суждений, решительным, гордым характером.  Отец Елизаветы Алексеевны,  Алексей Емельянович Столыпин, был в свое время губернским предводителем дворянства. Он владел огромным состоянием, однако у него было 11 детей.  Рожденная в 1773 году   Елизавета Алексеевна была самой старшей, и не могла рассчитывать на богатое приданое, поэтому приняв, предложение гвардии поручика Михаила Васильевича Арсеньева, взяла в свои руки его хозяйство.  Властный, твердый характер в сочетании с умом и рачительностью помогли ей сделать  имение Арсеньева одним из самых состоятельных в округе. Она родила Арсеньеву одну единственную дочь Марию.

Супружеская жизнь Елизаветы Алексеевны была недолгой. Муж покончил собой в 1810 году. Что явилось причиной самоубийства, биографы Лермонтова не объясняют. Существует мнение, что его смерть стала следствием удара.  Арсеньев не был верен супруге, закрутив роман с помещицей соседкой. Однако, Елизавете Алексеевне хватило мудрости не устраивать скандал.  Смерть  супруга она восприняла с глубокой скорбью.  Она говорила о муже с теплотой: что хотя «была немолода и некрасива», муж относился к ней ласково.

Вдовство

Похоронив  Михаила Васильевича,  Елизавета Алексеевна  превратилась в бабушку, хотя ей  не было 40 лет. Она носила темную одежду, подчеркивая траур.  Она посвятила себя  воспитанию единственной и  болезненной дочери, укреплению достатка  Тархан. Узнав о предстоящем замужестве дочери, Елизавета Алексеевна была не в восторге от ее выбора, словно предвидела, каким мужем станет Юрий Петрович  Лермонтов.  Ее дочь Мария Михайловна умерла в неполные  22 года, когда Мишелю было всего 3 года.  В смерти Марии Михайловны Елизавета Алексеевна всю жизнь винила  Юрия Петровича, и старалась всячески оградить его от внука.

«Бабушка русской литературы»

Со смертью дочери  жизнь «знаменитой бабушки» сконцентрировалась вокруг Мишеля. Она выписала для маленького внука врача. Овдовевший  Юрий Петрович получил от Арсеньевой вексель на сумму 25 тыс. рублей. По одним сведениям, это было приданое Марии Михайловны, по другим, отступные Юрия Петровича от сына.  Кроме этого, известно, что Елизавета Алексеевна пообещала все завещать внуку, если он до 16 лет будет жить при ней.  Но даже, когда Михаилу исполнилось 16, она не спешила  отпустить от себя внука. Сначала она вместе с ним переехала в Москву, чтобы он получил образование в Московском университете, а через пять лет , перебралась  вместе с ним в Петербург.

Отец попытался вернуть сына, но бабушка снова пригрозила завещать Тарханы роду Столыпиных, воззвала к чувствам благодарности внука. Отец и сын уступили настойчивой бабушке.  Между ними существовало чувство привязанности и семейной любви,  но уступая настойчивости бабушки, для которой Мишенька был «единственный предмет услаждения остатка дней своих и совершенного успокоения горестного своего положения»,  встречались отец и сын редко.

«…Он один свет очей моих, все мое блаженство в нем…», говорила Елизавета Алексеевна.

В одном из писем внуку она писала:

Елизавета Алексеевна была настоящей хозяйкой. Знала, где сэкономить, поприжать деньги, а где и позволить некоторую слабину. Она не жалела денег на образование Михаила Юрьевича, на его лечение. Дважды за период его взросления возила на Кавказ.

Она хотела и Мишеля научить считать деньги, настаивала на том, что бы он брал с книгоиздателей деньги за свой труд.  Она не давала ему расслабляться. Михаил Юрьевич никогда не знал. Сколько денег у бабушки, а та пугала его неурожаем, настаивая, чтобы он брал гонорар за свою литературную деятельность.

 

Шан-Гирей тоже писал о нежелании Лермонтова брать деньги за свой труд:

 

Она была неутомимым ходатаем перед власть имущими,  Первый раз, в 1937 году,  избавила его от ссылки, дугой  раз, в 1841 году добилась для него отпуска.

Гибель внука стала для нее тяжелым ударом. . О ее состоянии в это время писала М. А. Лопухина:

Остатки дней своих она положила на то, чтобы добиться разрешения на перезахоронение внука в Тарханах и  перевезти его на родину.   Утратив последний смысл жизни, она  умерла в 1846 году, завещав свои деньги и имение ближайшим родственникам  по столыпинской линии.

 

 

 

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector